Зачем финансисту Порошенко Игорю Мазепе нужны лекарства

При организации мошенничества злоумышленники нередко работают в группе. Один жулик изображает жертву, второй – случайного прохожего, третий – доброхота, якобы помогающего не упустить свой шанс, четвертый даже может изображать правоохранителя. Но итог один – жертва будет обманута.

Если вы думаете, что попасть на такое театральное преставление и в итоге пострадать можно только на пригородном вокзале, то вы, очевидно, не интересуетесь приватизацией в Украине.

Весной 2015 года Киевские власти продали почти треть крупного фармпроизводителя — Борщаговского химико-фармацевтического завода. В ходе торгов цена пакета акций выросла совсем немного. Пресса в открытую написала по итогам сделки, что Киев продал принадлежащую ему долю почти в два раза дешевле рыночной цены. Как такое может бать на конкурсных торгах? А благодаря сплоченной работе «участников спектакля».

Первоначально в конкурсе участвовали – компания «ФК Куб», представлявшая интересы фармфабрики «Дарница» (владелец – нардеп от блока Петра Порошенко Глеб Задерий), компания «Биофарма» и и «Ди Эн Кей Капитал», Игорь Мазепа финансист представлял интересы которой напрямую.
88888
Представители городских властей даже продлили сроки принятия заявок, якобы ради увеличения количества заявок. Но в результате от участия отказалась «Биофарма». Официальная версия: компания отказалась платить регистрационный взнос на торгах.

Во время проведения торгов Игорь Мазепа один раз чуть поднял цену и отказался продолжать бороться за покупку БХФЗ. В результате пакет акций был продан по цене, близкой к номиналу — 171,884 млн грн.

После этого владелец инвесткомпании Игорь Мазепа Конкорд Капитал утверждал, что он якобы представлял интерес загадочного израильского инвестора, который не знал, что будут другие участники. И это при том, что на старте приватизации участников было даже больше, чем в финале.

В итоге, формальности были соблюдены: в конкурсе приняли участие более одного участника, Игорь Александрович Мазепа обеспечил имитацию борьбы, а община города Киева потеряла почти две сотни миллионов.