Александр Вилкул: вопрос консолидации оппозиционных сил вокруг единого кандидата будет рассмотрен на съезде партии

Беседа с народным депутатом о подробностях исключения Бойко и Левочкина из фракции «Оппозиционного блока», а также о планах партии на ближайшее будущее

Во вторник, 20 ноября, парламентская фракция партии «Оппозиционный блок» исключила из своих рядов сопредседателя партии и фракции Юрия Бойко и народного депутата Сергея Левочкина. Как пояснил на брифинге представитель Оппоблока Вадим Новинский, решение принято в связи с нарушением Бойко и Левочкиным Устава партии, «за сотрудничество с властью и за предательство интересов избирателей».

О подробностях беспрецедентного решения, а также о планах Оппоблока на ближайшее будущее беседуем с народным депутатом (фракция «Оппозиционный блок») Александром Вилкулом.

— Александр Юрьевич, можно ли приоткрыть завесу: как происходило заседание фракции, на котором было принято решение об исключении Бойко и Левочкина? Присутствовали ли они сами на заседании?

-В первую очередь хочу отметить, что я очень разочарован произошедшим. Но фракция не могла принять иного решения. После того, как стало известно, что они сотрудничают с властью и по большому счету предают интересы миллионов избирателей, что они пошли на какие-то кулуарные объединения, о которых не знала ни фракция, ни партия, мы были вынуждены наводить порядок.

Юрий Анатольевич Бойко присутствовал на заседании фракции. Сергея Владимировича Левочкина не было.

Подчеркну – ничего страшного не произошло. Да, мы исключили двух человек. Будем дальше честно работать на благо нашей страны и людей.

— А как Юрий Бойко пытался пояснить свою позицию?

-Да никак не пытался пояснить! Он присутствовал на заседании ровно до того момента, как прозвучало предложение провести съезд и обсудить все вопросы с однопартийцами. На это предложение – давайте проведем съезд обсудим вопросы куда мы идем, как, зачем – потому что мы ведь хотим идти побеждать, а не сливаться под власть – осталось без ответа. Человек просто встал и вышел.

— А как происходило само исключение?

— Голосованием фракции. Большинством голосов они были исключены.

— Ранее сопредседатель Оппоблока Борис Колесников анонсировал на 12 ноября съезд партии. На котором, в том числе, предполагалось дать оценку действиям Бойко и Левочкина. Однако затем было решено съезд не проводить. Насколько актуальным является созыв съезда в свете последних событий?

— Съезд будет. Он давно назрел и этого требуют не только народные депутаты, но и крупнейшие региональные партийные организации. Думаю, дата съезда будет названа в ближайшее время. И на нем будут рассмотрены и тот вопрос, который вы задали и, главное вопрос консолидации всех реально оппозиционных сил вокруг единого кандидата. Который будет честно идти, бороться с этой властью и сносить эту власть.

— То есть Оппоблок продолжит работу по консолидации дружественных политических сил накануне президентских выборов?

-Я всегда выступал не за кулуарные решения, а за широкое обсуждение вопроса, кто должен быть кандидатом в президенты от нашей политической силы. Это должен быть человек, который не согнется, который будет нацелен побеждать. Это очень важно.

И, конечно, важна широкая консолидация всех здравомыслящих политических сил страны – политических партий, общественных организаций, лидеров общественного мнения, профсоюзов.

— Партия будет выдвигать своего кандидата в президенты? Когда стоит ожидать соответствующего решения?

— Это решит съезд. И это будет сделано публично, а не кулуарно.

— Готовы ли вы идти в президенты, если однопартийцы примут решение о вашем выдвижении?

— Тут фамилия кандидата не имеет значения. Имеет значение, повторюсь, способность побеждать. И уверенность, что этот человек точно не сломается, не согнется. Если будет решение съезда, что должен идти я, то я буду идти только за победой. Потому что другого варианта у нас нет. У нас цикл между президентскими выборами – пять лет. Если не дай Бог, останется эта власть или придет кто-то похожий, то пяти лет у нас просто не будет. Часть страны просто вымрет, а часть уедет за границу, как уже уехали восемь миллионов человек.

— В прошлом месяце парламент не поддержал представление ГПУ о лишении вас неприкосновенности. С чем вы связываете возбуждение в отношении вас уголовных дел?

— В течение четырех лет эта власть буквально под лупой, под микроскопом проверила всю мою деятельность, все 44 года моей жизни. Открывала десятки уголовных дел, терроризировала мою семью, моих близких. В итоге ничего лучше не придумала, как сфальсифицировать уголовное дело, которое в итоге развалилось и на заседании комитета и на заседании парламента. Вышел их главный свидетель, 70-летний старик и открыто сказал: меня в мороз бросили в неотапливаемую камеру и требовали дать показания на Вилкула. После этого даже провластные депутаты не проголосовали за снятие с меня неприкосновенности.

И теперь уже я обвиняю. Подал в полицию, в СБУ, в Госбюро расследований заявления о о попытках изъять из государственной собственности и отдать непонятным банкротам 20 гектаров земли, о пытках над стариком, о фальсификации дел в отношении меня. И я воюю не только за себя. В таком же положении сегодня пребывают миллионы людей, которых буквально терроризируют силовики.

— Считаете ли вы возбужденные в отношении вас дела политически мотивированными?

— Двух мнений быть не может. Началась президентская избирательная кампания и началась она с зачистки оппозиционного поля. Тех, кто отказывается с ними договариваться, плясать под их дудку пытаются исключить их из политической жизни. В том числе фальсифицируя уголовные дела, терроризируя родных и близких. Один из таких людей – я. Но я точно их никогда не боялся, не боюсь, и не буду бояться.
Источник