Китай укрепляет сотрудничество с Сирией

Сирия и Китай подписали соглашение о финансовом и техническом сотрудничестве, которое предусматривает предоставление Китаем САР очередного финансового гранта в размере 100 млн китайских юаней, что эквивалентно $17 млн.

Соглашение было подписано главой Комитета по планированию и международному сотрудничеству Имадом Сабуни и послом КНР в Дамаске Фунг Бяо. В нем указано, что помощь идет на финансирование потребностей гуманитарного характера.

Сабуни заявил журналистам, что уже 3-й раз с 2016 года Китай оказывает подобную помощь, также он предоставил сирийцам квоты на обучение в китайских ВУЗах и организовал курсы повышения квалификации для служащих государственных и частных структур.

Со своей стороны посол КНР в Дамаске охарактеризовал китайско-сирийские отношения как долгосрочные, отметив, что помощь, оказываемая его страной Сирии с начала кризиса и до сегодняшнего дня, отражает солидарность китайского народа с сирийцами.
Помощь будет и дальше продолжена вплоть до полного восстановления страны, подтвердил Фунг Бяо.

Несмотря на усилия России, Иран в настоящее время является другим крупным игроком помимо Китая, претендующего на консолидацию большого коммерческого пакета в реконструкции Сирии. Так, помимо Китая Иран является другим ключевым поставщиком сирийского автомобильного рынка. Кроме того, помимо предоставления сирийских сельскохозяйственных земель, иранские предприятия заключили меморандум о взаимопонимании для управления сирийским оператором мобильной связи, а также ключевую роль в одной из ведущих сирийских фосфатных шахт.

Тем не менее, поскольку иранский толчок к консолидации этого коммерческого присутствия возглавляется Корпусом стражей иранской революции (IRGC), это привело к тому, что большая часть иранской частной индустрии не согласна с этим. Дефицит финансирования, который это вызвало для коммерческого продвижения Ирана в Сирию, означает, что сеть IRGC может быть вынуждена искать деловых партнеров среди которых Китай станет здесь лидером.

Важной динамикой, которую следует рассмотреть в будущем, является вероятный подход Китая к государственно-частному партнерству (ГЧП) в усилиях по восстановлению. Поскольку США и Европа не будут играть никакой роли в процессе восстановления, предполагаемые затраты на реконструкцию в размере 400 миллиардов долларов остаются за Россией, Ираном и Китаем. Поскольку российская и иранская экономики отошли от санкций, Китай является единственной державой, способной возглавить усилия. Тем не менее, этот ценник слишком велик для одного государства, даже для Китая, чтобы встретиться самостоятельно. Соответственно, ГЧП вырисовываются как средство, с помощью которого Китай будет участвовать в восстановлении.

Несмотря на то, что тесные отношения между государственным и частным секторами всегда были доминирующей характеристикой китайской государственной экономики, эти сообщения, как сообщается, усиливаются, так как Zhongnanhai (китайский «Белый дом») стремится расширить свое присутствие в крупнейших частных компаниях Китая. Поэтому представляется вероятным, что Пекин будет все чаще искать и использовать своих частных промышленных лидеров для достижения целей развития Китая за рубежом.

Недавнее учреждение Китайского агентства по международному сотрудничеству в целях развития указывает на все более скоординированный и упорядоченный подход, направленный на коммерциализацию Китая за рубежом в целях развития, причем ГЧП является основным потенциальным вектором в этом.

Реконструкция Сирии — когда многие китайские государственные предприятия уже заложили основы, готовые к расширению частным сектором, — может стать ключевым фактором, в котором мы видим, что эта растущая динамика выходит на первый план.